NaNoGenMo: как компьютеры пишут новеллы 4 ноября 2016

Ноябрь считается месяцем литературного творчества. Каждый год в интернете проходит мероприятие NaNoWriMo (National Novel Writing Month). Участники должны до конца месяца написать новеллу длиной не менее 50000 слов. За 17 лет в нем поучаствовали больше 20000 человек.

В 2013 году у программистов появилось аналогичное соревнование — NaNoGenMo (National Novel Generation Month). Задача NaNoGenMo — написать программу, которая сгенерирует новеллу длиной 50000 слов или больше. При этом требования к новелле довольно слабые — подойдет любой текст достаточной длины. Как вы увидите, это может быть сборник рассказов, пьеса, кулинарная книга, словарь или туристический путеводитель. На самом деле, произведение не обязано даже быть текстовым.

Графическая новелла «Сгенерированный детектив»

Сама по себе задача написать программу, которая сгенерирует текст из 50000 слов, проста. Для этого достаточно вот такого кода:

print 'мяу ' * 50000

С другой стороны, читать такую новеллу будет скучно уже начиная с третьего слова. Участники NaNoGenMo пытаются решить эту проблему. Они придумывают литературные и технические ходы, которые позволили бы удержать внимание читателя. Это уже гораздо сложнее. На практике, если можно с интересом прочитать хотя бы несколько страниц новеллы — это можно считать успехом.

В этом посте я хочу рассказать, какие приемы используют для алгоритмической генерации литературы, и поделиться самыми интересными работами за три года.

Марковские цепи

Цепи Маркова — классический способ генерации текста. Он хорошо описан здесь. У цепей Маркова есть проблема: если выбрать для N-грамм большое значение N (обычно 5 и больше), то в тексте проявляются большие куски исходного корпуса, если взять N меньше, то он получается откровенно бессмысленным.

Но эта проблема решаема: некоторые жанры произведений могут успешно скрывать от читателя свою бессмысленность. Например, реплики из диалогов Сократа и Аристотеля от yourpalal с первого взгляда трудно отличить от философских размышлений. Точно так же я бы не раздумывая принял сгенерированное лицензионное соглашение от greg-kennedy, если бы увидел его в установщике нужной мне программы.

Другие произведения, основанные на цепях Маркова: эротические рассказы от Agrajag-Petunia, речи Рейгана (с примесью работ Шопенгауэра) от VincentToups, автобиографии на английском 19 века от lizrush.

Расширение шаблонов

Чаще всего осмысленные фрагменты текста генерируют с помощью шаблонов. Представим, что у нас есть такая грамматика:

sentence = '<greeting>, <world_phrase>!'
greeting = ['Привет', 'Приветик', 'Здравствуй', 'Добрый день']
world_phrase = ['<happy_adj> мир', '<sad_adj> мир', 'мир']
happy_adj = ['прекрасный', 'светлый', 'добрый']
sad_adj = ['унылый', 'жестокий', 'мрачный']

На основе нее мы можем сгенерировать много разных предложений — «Привет, унылый мир!» или «Добрый день, прекрасный мир!». Чем богаче грамматика, тем более интересные тексты она выдает.

В «The Gamebook of Dungeon Tropes» от maetl с помощью шаблонов генерируются описания подземелий.

В «Атеистах, которые верят в Бога» от tra38 используются данные какой-то переписи населения США. Герои новеллы — люди, которые сказали, что они атеисты, но верят в Бога. Они один за другим читают шаблонные лекции, в которые подставлены ответы на вопросы из переписи.

Шаблоны используются в новелле «Где-то что-то» от BenKybartas, сборнике «5000 рассказов» от tinyworlds, эротической новелле «Оргазмотрон» от enkiv2 (простите, больше эротики не будет) и спортивном комментарии «Федерация лжеамериканского футбола» от creade.

Рекурсия

Шаблоны позволяют получить небольшой фрагмент читабельного текста. Но по правилам соревнования новелла должна быть не короче 50000 символов. Изящно нарастить объем помогает рекурсия.

Простой вариант: в «The transorbital anaphase provine biforn the pure-bred synostosis» от samcoppini берется одно предложение (оно вынесено в заголовок). А затем с помощью словаря дается определение некоторых слов. Для слов из определений тоже даются определения. И так пока не наберется пятьдесят тысяч.

«Гигант без сердца» от MichaelPaulukonis рассказывает вариации норвежской сказки о принце, который спас своих братьев от злого гиганта. Но в конце этот принц сам становится гигантом и похищает детей другого короля. И вся история повторяется, но уже немного по-другому.

Новелла «Надежды и воспоминания» от cpressey состоит из нескольких событий и диалога двух персонажей. По ходу новеллы они встречают вампира, зомби, дракона и других чудовищ. А всё остальное время они вспоминают свои встречи и предполагают, кого они увидят в будущем. А потом вспоминают, как вспоминали какую-то встречу, предполагают, будут ли они вспоминать, как предполагали другую встречу и так далее.

Похожа по структуре «Redwreath and Goldstar Have Traveled to Deathsgate» от erkyrath. Там тоже два персонажа ведут разговор. Они очень вежливые — спрашивают: «Могу ли я задать вопрос?» и «Правильно ли я понимаю, что...». И так пока в какой-то момент не доходит до такой реплики:

"You want to know whether I am asking whether you are asking whether you shall tell me whether you want to know whether I believe I can answer that?"

«Сто шестьдесят пять дней Рождества» от hugovk — это продолжение английской народной песни «Двенадцать дней Рождества», где продолжают дарить новые и новые подарки (и их количество тоже растет).

Переработка существующих произведений

Если литературное произведение находится в публичном достоянии, его можно использовать любым способом. В том числе и для генерации нового произведения на его основе. Самые интересные примеры:

Моби Дик на кошачьем языке от hugovk. Это одна из самых известных работ NaNoGenMo про которую писали The Guardian, Vox и The Atlanctic. Просто приведу цитату:

Meow me Meeeeow. Meow meeow mew--meoow meow mew meow meeeeooow--meeeow meeeow me me meeow me me meoow, mew meeeoow meeeooooow me meooooow me me meeow, M meeooow M meoow meow meoow m meooow mew mew mew meooow meow me mew meeow.

Сравните с оригиналом:

Call me Ishmael. Some years ago--never mind how long precisely--having little or no money in my purse, and nothing particular to interest me on shore, I thought I would sail about a little and see the watery part of the world.

«Приключения Шарлотты Холмс» от emdaniels. Автор поменяла пол всех персонажей в рассказах о Шерлоке Холмсе. Звучит не очень серьезно, но на самом деле это непростая лингвистическая задача. C которой автор справилась не до конца (поэтому пришлось придумать местоимение herr).

To Charlotte Holmes he is always THE man. I have seldom heard her mention him under any other name. In herr eyes he eclipses and predominates the whole of him sex. It was not that she felt any emotion akin to love for Ivan Adler.

«Гомерическое ультранасилие» от lilinx. Из текста Илиады выбрали все предложения, в которых есть слово «ударить» в одной из форм. Получилось описание длинной и жестокой бойни, в которой уже даже непонятно, кто с кем сражается.

«Моби Дик, или :whale:» от pteichman — еще один вариант Моби Дика, в котором некоторые слова заменили соответствующими эмодзи.

Другие произведения: «Приключениях Тома Сойера» с героями из романа про Конана от MrDrews, «Гамлет» от dkurth, пропущенный через несколько этапов машинного перевода, «Гордость и предубеждение» с лексикой из Твиттера от michelleful, «Превращение» Кафки, в котором каждое слово заменено более абстрактным, от jonkagstrom.

Не обязательно использовать только одно произведение. Например, сборник коротких рассказов, состоящих из шести слов, от hugovk.

А в «Нашем прибытии» (PDF) от aparrish из корпуса «Проекта Гутенберг» выбраны предложения, в которых описываются какие-то природные объекты или явления. Собранные вместе, они составляют дневник некой экспедиции. Получилось очень красиво, эта новелла занимает одно из мест в моем личном топе новелл с NaNoGenMo.

Переработка других данных

Не обязательно брать в качестве основы литературное произведение. moonmilk составил новеллу из твитов участников NaNoWriMo (PDF) (это то соревнование, где люди сами пишут новеллы), а jimkinsey — из вопросов, которые ученые задают в аннотациях статей (PDF):

In what sense is this a novel situation? Should conflicts in the private domain be exempted from public scrutiny in cases where individual are being deprived of their basic legal rights? How many students study abroad and where do they go? Furthermore if the existing policies are found to be ineffective, what all policy measures can be suggested to the Government to put an end to this evil practice? Who are user entrepreneurs?

Сгенерированные новостные отчеты о NaNoGenMo от enkiv2 трудно отличить от настоящих статей.

В «Словаре языка D'skuban» от samcoppini словам из выдуманного компьютером языка даны определения терминов из реального словаря.

Новелла «Искатель» (PDF) от thricedotted рассказывает о том, как компьютер учится делать всё, что делают люди, с помощью сайта wikiHow.

Симуляция

Хорошей новелле нужны сюжет и развитие событий. Один из способов добиться этого — симуляция. Автор программы создает некоторый мир и описывает правила, по которым он функционирует. А потом просто перечисляет события, которые в этом мире происходят. Если эти события интересные, сюжет тоже получается интересным. Похоже на компьютерную игру, но вы не играете в нее, а читаете лог.

Герои серии фэнтези-новелл от mattfister ходят по разным местам. Если у них кончается еда, они идут охотиться или рыбачить, а устав, они разбивают лагерь. Иногда им встречаются враги, с которыми приходится сражаться.

Похожим образом герои новеллы flexo бродят по арене и дерутся при встрече.

Кроме сражений, есть и другие симуляции. В «Вечере дождливого дня» от cpressey Алиса и Боб играют в карты. В новелле nothings Ханна решает задачу о Ханойской башне (для 50000 слов хватило двенадцати дисков). Во «Флоре и фауне» от amarriner ботаник ищет выход из лабиринта, встречая по пути животных и растения.

Иногда авторы симулируют перемещения по реальному миру. В «Вокруг света за X статей Википедии» от kevandotorg Филеас Фогг и Паспарту совершают кругосветное путешествие, рассказывая факты о местах, которые они посещают. «Книга Элизы» от greg-kennedy приводит подробный маршрут сорокалетнего путешествия Моисея по пустыне (даже есть карта!).

Высокоуровневая генерация сюжета

Другой подход к построению сюжета — сформировать основные сюжетные точки, а потом уже развернуть их в подробный текст. cpressey реализовал это во «Времени судьбы» и описал в посте, как работает его построение сюжета. Компилятор истории начинает с простой последовательности:

[ПредставлениеГероев, *, Развязка]

Вместо звездочки компилятор может вставлять любые события со своим началом и концом:

[ПредставлениеГероев, [СокровищаУкрадены, *, СокровищаНайдены, *], Развязка]

Когда событий достаточно, из последовательности можно удалить все звездочки, а сами события разбить на более мелкие:

ПредставлениеГероев = [ПредставлениеДетектива, ПредставлениеГрабителя]
СокровищаУкрадены = [ГрабительБеретСокровища, ГрабительСбегает]
СокровищаНайдены = [ДетективЛовитГрабителя, ДетективЗабираетСокровища]
Развязка = [ДетективИдетДомой, ГрабительСбегает]

После этого остается превратить каждое событие в его итоговое описание в новелле.

Другие форматы

Иногда авторы отходят от формата новеллы. Я уже упоминал несколько подобных, но вот еще:

  • «Пустыни Запада» (PDF) от mewo2 — путеводитель по выдуманному миру, для которого специально генерируются карта и язык. И для карты, и для языка подробно описано, как именно они генерируются.
  • «Великая книга трансмутаций» (PDF) от TobiasWehrum — сборник алхимических рецептов. Чтобы подбирать ингридиенты, используется какой-то корпус связанных понятий.
  • Для «Обложки „И восходит солнце“» adregan взял изображение, а потом написал название цвета для каждого пикселя. Кстати, картинку потом смогли восстановить обратно.
  • В «Отправьте по телефону» от hugovk приведен диалог двух человек, один из которых диктует другому программу. «Эс как доллар», только еще хуже. Немного красивой рекурсии: программа, которую диктуют, и сгенерировала этот диалог.

Графические произведения

Не всегда авторы ограничиваются текстовыми новеллами. doldrumorchids для «Людей нет» берет картинки с гугл-панорам, распознает объекты на них, а потом вставляет описания подобных объектов из произведений с «Проекта Гутенберг».

«Серафимы» от lizadaly — это загадочный манускрипт с картинками, написанный на неизвестном языке (с символами из рукописи Войнича).

«Что-то, благодарение и ничего» от zachwhalen и «Сгенерированный детектив» от atduskgreg — графические новеллы (комиксы). В первой текста нет, во второй он есть. Но оба автора постарались над стилизацией картинок, и получилось атмосферно.

Нейронные сети

Немного о плохом. Нейронные сети за последнее время научились многому: побеждать в го, накладывать фильтры на фотографии и сортировать огурцы. Но с генерацией текстов у них, похоже, как-то не клеится. В 2015 было несколько произведений, написанных нейронками (переосмысление Лавкрафта от R-Gerard, переосмысление Жюля Верна от estayton и что-то графическое от spikelynch). Все они меня не впечатлили. Думаю, это значит, что у нейронных сетей всё впереди, и в будущем мы еще увидим что-то более осмысленное от них.

Что дальше

Новый NaNoGenMo начался несколько дней назад. Вот репозиторий для него. Если вы хотите в нем поучаствовать — создайте в нем issue с заголовком вроде «intent to participate». В самом issue вы сможете обсудить свои идеи с другими участниками, а после завершения работы туда надо будет выложить ссылку на код и сгенерированную новеллу. Желаю успеха всем, кто решится!

Ссылки

  1. Репозитории прошлых лет: 2013, 2014, 2015.
  2. Серия статей, из которой я узнал про NaNoGenMo: 1, 2, 3, 4. В этом посте я использовал некоторые примеры оттуда.
  3. Оригинал этого поста на Хабре
Нет комментариев

Конспект «Software Estimation: Demystifying the Black Art» 21 июля 2015

Каждый раз, когда начальник или заказчик обсуждает новую задачу с программистами, звучит вопрос: сколько времени потребуется на разработку? Ответить на него сложно. Часто разработчики с ходу дают оценку, которая оказывается неверной и приводит к проваленным срокам.

Software Estimation: Demystifying the Black Art

Об этом один из главных советов Стива Макконнелла в «Software Estimation: Demystifying the Black Art»: никогда не следует давать необдуманную оценку. Лучше взять время и дать хорошую оценку, по которой разработка будет спланирована более реалистично. В книге Макконнелл рассказывает, как правильно оценивать сроки и стоимость разработки и как обсуждать эти оценки. Некоторые из его идей я пересказываю ниже в своем конспекте.

Техники из «Software Estimation» рассчитаны скорее на небольшие и средние проекты. Оценке крупных проектов объемом в сотни человеко-лет посвящены более серьезные книги и статьи в научных журналах.

Хотя знания из книги полезны, организация материала оставляет такое же ощущение, как плохой код, который хочется взять и отрефакторить. Макконнелл представляет все техники как самостоятельные методы оценки, но иногда они бывают только одной составляющей процесса, и ему приходится делать отсылки к предыдущим и последующим главам. Требуется приложить усилия, чтобы понять, как применять описанное, и представить себе процесс оценки полностью. Я в конспекте изменил последовательность изложения на ту, которая мне показалась более естественной.

Определение оценки

Не путайте оценки, цели и обязательства:

  • Оценка — прогноз затрат времени или денег. (Проект с большой вероятностью может быть завершен в июне-июле.)
  • Цель — сформулированная бизнес-задача. (Программу нужно показать на выставке 1 сентября.)
  • Обязательство — обещание предоставить функциональность с заданным качеством к конкретной дате. (Проект будет сдан не позже 1 августа.)

Желаемые цели могут быть недостижимы, а взятые обязательства — включать запас времени или не укладываться в оценку. Результатом оценки должен быть точный прогноз, а не соответствие целям и обязательствам. По этой же причине следует разделять оценку и планирование, цель которого — достижение заданного результата, а не получение объективной информации о стоимости проекта.

Смешивание оценок, целей, обязательств и планов часто становится причиной конфликтов.

Хорошая оценка должна нести пользу. Иногда начальству важнее узнать не то, что заданный объем задач в нужный срок выполнить невозможно, а то, что проект можно завершить в нужный срок, если изменить объем задач.

Когда цель и оценка расходятся в пределах 20%, руководитель проекта может достичь цели, меняя набор функциональности, размер группы, сроки и так далее. Если расхождение больше, незначительные изменения не помогут.

Вероятностные оценки

Точечная оценка (около двадцати недель) дает мало информации. Неясно, насколько вероятно получить такой результат. Лучше, чтобы оценка содержала вероятность (20 недель с вероятностью 70%) или выражалась в виде диапазона (от 16 недель в лучшем случае до 24 в худшем).

При этом оценщики обычно испытывают желание сузить диапазоны. Диапазоны с вероятностью 90% оказываются верными только в 60% случаев. Поэтому не стоит указывать вероятность оценки, если ее не подкрепляют численные методы.

При отсутствии явного указания диапазона в расчет будет браться четкость (precision), то есть количество значащих цифр. «1 год», «4 квартала», «13 месяцев», «392 дней» — одна оценка в разных форматах воспринимается по-разному. Поэтому четкость оценки должна соответствовать точности.

Точность оценки

Есть два вида ошибок оценки — переоценка и недооценка.

Опасность переоценки:

  • Закон Паркинсона — работа занимает всё отведенное время.
  • «Студенческий синдром» Голдратта — разработчики работают спустя рукава, а в конце начинается аврал.

Опасность недооценки:

  • Снижается эффективность планирования. Из-за недооценки можно ошибиться с размером группы или заставить одну группу простаивать в ожидании другой.
  • Уменьшается время, отводимое на постановку требований и проектирование. Плохая архитектура еще больше затягивает работу.
  • При переходе проекта в состояние «опоздания» приходится тратить время на дополнительные действия — встречи с начальством для обсуждения хода работы, подготовку новых оценок, общение с клиентами по поводу нарушения срока поставки, решение проблем с «костылями», вставленными из-за поджимающих сроков.

Потери от закона Паркинсона линейны и ограничены — работа занимает всё отведенное время, но не более. Потери от недооценки нелинейны и неограничены, их нельзя предсказать.

Но хотя переоценка и не так опасна, как недооценка, нужно стремиться к точности. Преимущества точной оценки:

  • Состояние проекта можно отслеживать, сравнивая оценку и текущй результат.
  • Не появляются ошибки и костыли из-за приближения дедлайна.
  • Улучшается координация разработки с тестированием, документированием, маркетингом и другими видами деятельности.
  • Увеличивается точность оценки бюджета.
  • Повышается доверие к группе разработчиков.
  • Появляется возможность заранее принять корректировочные меры при несоответствии оценки и целей. (Надо сделать за четыре месяца, а возможно только за шесть ⇒ урезаем функциональность.)

Источники ошибок оценки

Неопределенность в требуемой функциональности. По мере продвижения работы над проектом неопределенность уменьшается, и оценка улучшается. Это называется конусом неопределенности.

Конус неопределенности

Конус неопределенности отражает лучшую оценку, которую можно получить на этом этапе. Реальная оценка может быть только менее точной.

Единственный способ сокращения неопределенности в оценке — сокращение ее в проекте. Сжатие конуса происходит благодаря принятию решений.

При итеративной разработке небольшой конус появляется в начале каждой итерации.

Нестабильные требования. Они не дают конусу сузиться. При изменении требований на поздней стадии конус становится таким:

Конус неопределенности в условиях нестабильности

Нельзя оставлять оценку прежней, если требования меняются.

Если требования меняются постоянно, нужно менять методологию управления, а не улучшать оценку.

Можно заложить какое-то количество изменений в требованиях. Конус неопределенности с учетом 50%-ного роста требований:

Конус неопределенности с учетом роста требований

Плохое управление процессом разработки. Слабый анализ требований, плохое проектирование, недостаточная квалификация работников и так далее. Невозможно точно оценивать процесс, который нельзя контролировать. Важнее избавиться от хаоса в управлении, чем улучшать оценку.

Неучтенные задачи. Их три вида:

  • неучтенные функциональные и нефункциональные требования (программа-установщик, обеспечение безопасности);
  • неучтенные действия по разработке (настройка системы сборки, исправление багов);
  • неучтенные действия, не связанные с разработкой (болезни, решение технических проблем).

В книге есть большой список задач каждого вида. Использование его в качестве чеклиста улучшает оценку.

Необоснованный оптимизм. Оценки разработчиков обычно содержат допуск на оптимизм от 20% до 30%.

Субъективность. Часто на оценщиков давят, чтобы оценки соответствовали целям бизнеса.

Этапы оценки

Процесс оценки состоит из следующих этапов:

  1. Декомпозиция проекта на части.
  2. Оценка каждой части в промежуточных показателях (пункты ТЗ, строки кода).
  3. Переход к непосредственным показателям (времени, срокам или стоимости).

Для экономии времени можно положиться на экспертную оценку и пропустить первый или второй этап — оценивать сразу весь проект или сразу в человеко-днях. Но это даст менее точный результат.

Декомпозиция

Декомпозиция — это разделение оценки на фрагменты, и оценка фрагментов по отдельности. Размер фрагментов зависит от этапа работы над проектом: чем дальше, тем они могут быть меньше.

Work breakdown structure — подход к декомпозиции работы.

Завышения и занижения отдельных оценок компенсируют друг друга в итоговой общей оценке.

При получении сводной оценки вычисляются оценки лучшего и худшего случаев. Формулы для получения этих оценок с различной достоверностью приведены в книге.

Оценка в промежуточных показателях

Выбранные промежуточные показатели должны высоко коррелировать с размером проекта. Это могут быть требования, пользовательские истории, функциональные пункты, страницы сайта, диалоговые окна, таблицы БД, стандартные компоненты и так далее.

Хорошо, если показатель доступен на раннем этапе работы над проектом, — тогда его можно сразу взять и использовать, а не оценивать.

Показатели могут быть и абстрактными. Например, это может быть условный размер фрагмента — «очень малый», «малый», «средний», «большой», «очень большой». При этом смежные категории должны отличаться как минимум вдвое. Сюда же относятся абстрактные рейтинги, используемые в планировочном покере.

Переход к непосредственным показателям

Для преобразования опосредованных показателей (количество требований) в оценку нужны соответствующие данные (время реализации одного требования). Могут использоваться:

  • Среднеотраслевые данные — данные других организаций по аналогичным проектам.
  • Исторические данные — данные организации по прошлым проектам.
  • Проектные данные — данные, полученные ранее в ходе оцениваемого проекта.

Исторические данные конкретной организации повышают точность благодаря учету организационных факторов. Среднеотраслевые данные следует применять только когда их нет.

Проще всего собирать исторические данные по проекту (размер проекта, объем работы, время, баги) в процессе работы над ним. Данные текущего проекта также помогут отследить динамику работы над ним и уточнить оценку на поздних этапах.

При сборе данных требуется принять некоторые решения (учитывать ли комментарии в коде? учитывать ли праздничные выходные дни?). Само решение ни на что не влияет. Главное, чтобы при сборе для всех проектов использовался общий подход, а оценщики понимали этот подход. Например, если при сборе не учитывается большое количество сверхурочной работы, в следующие проекты тоже будут автоматически заложены овертаймы.

По закону Брукса, с ростом размера проекта объем работы растет нелинейно. Поэтому нельзя использовать данные значительно больших или меньших по размеру проектов.

Индивидуальные экспертные оценки

Для оценки компонентов программы как в промежуточных, так и в непосредственных показателях могут применяться индивидуальные экспертные оценки. Для этого используется методика PERT.

Эксперт дает для каждого компонета оценки для лучшего, наиболее вероятного и худшего случая. Согласно PERT, ожидаемый результат вычисляется по формуле:

ОжидаемыйСлучай = [ЛучшийСлучай + (4 × НаиболееВероятныйСлучай) + ХудшийСлучай] / 6

Иногда используют более пессимистичный вариант:

ОжидаемыйСлучай = [ЛучшийСлучай + (3 × НаиболееВероятныйСлучай) + (2 × ХудшийСлучай)] / 6

Чтобы улучшать оценки эксперта, нужно по результатам проекта проверять, вошел ли фактический результат в предсказанный диапазон, и вычислять величину относительной ошибки (MRE):

MRE = [(ФактическийРезультат – ОценкаРезультата) / ФактическийРезультат] × 100%

Уточнение оценки с помощью группового обсуждения

Ошибки в оценках, полученных при групповом обсуждении, в среднем в два раза меньше. Оно полезно на ранней стадии или при большом количестве факторов неопределенности.

При групповом обсуждении выполняют три правила:

  1. Каждый оценивает по отдельности, а потом все встречаются для сравнения оценок.
  2. Разницу между результатами надо обсудить, нельзя просто принимать среднюю оценку.
  3. С итоговой оценкой должна согласиться вся группа.

Широкополосный дельфийский метод предлагает структуру для группового обсуждения.

Групповая оценка стоит дороже индивидуальной, потому что требует собраний и работы нескольких оценщиков. Обычно достаточно 3–5 человек.

Оценочные программы

Существуют программы, предназначенные для вычисления оценки (например, COCOMO II). Они могут лучше человека смоделировать разброс в оценке, дать вероятностный диапазон, учесть издержки масштаба, учесть непредвиденное расширение требований, вычислить плановые показатели. Программы дают возможность быстро пересчитать показатели с другими входными условиями.

Программы стоят дорого, иногда это объясняется наличием базы исторических данных. Но данные хотя бы по трем проектам, сделанным в этой же организации, гораздо полезнее.

Оценочные программы могут выдать неверный результат из-за неверных предположений, неверной калибровки, внесения смещения при помощи коэффициентов. Результат всё равно нужно проверять на соответствие здравому смыслу.

Оценку программы можно использовать для проверки в качестве одной из альтернативных оценок.

Сравнение альтернативных оценок

Используйте несколько альтернативных методов оценки и проанализируйте совпадение или расхождение результатов.

Если результаты различаются более, чем на 5%, нужно найти источник этого различия.

Уточнение оценки по ходу работы

Проводите повторную оценку на разных этапах проекта.

По мере продвижения работы можно переходить к более точным оценкам.

Если оценка пересчитывается в результате нарушения промежуточных сроков, новая оценка должна основываться на фактическом ходе проекта, а не на изначальном плане.

Заказчикам обычно не нравится увеличение оценки по ходу проекта. Лучше давать им оценку в виде диапазона, который будет постепенно уточняться.

Представление оценки

Важной частью оценки являются задокументированные предположения, которые легли в ее основу. К ним относятся: обязательные и необязательные функции программы, глубина проработки функций, доступность ключевых ресурсов, зависимость от третьих сторон, основные неизвестные факторы, качество оценки, назначение оценки. Если какие-то из этих предположений не сбудутся, это станет основанием для пересмотра оценки.

Если представить оценку в виде диапазона плюс/минус, то при прохождении по организации она может превратиться в точечную, иногда с усечением до минимума.

Можно сразу квантифицировать риски — указать, как изменится оценка при нарушении каждого предположения (не получилось использовать код предыдущего проекта ⇒ +1,5 месяца).

Оценки с коэффициентом достоверности можно представить в виде графика:

График достоверности оценки

Политика: как избежать проблем из-за сроков

Часто руководство беспокоится о внешних факторах, которые требуют сдать проект в указанный срок или уложиться в заданный бюджет. Нужно понимать эти факторы и показывать понимание.

Не нужно обсуждать оценки — они являются результатом анализа и не могут измениться. Обсуждайте обязательства, принимаемые на основе оценки.

Разработчики часто беспокоятся, что высокая оценка приведет к отклонению проекта. Это нормально. Занизив оценку, они заставят руководство принять неверное решение.

В ходе переговоров можно прийти к решениям, которые позволят достичь целей без взятия нереалистичных обязательств. Это может быть исключение некоторых функций, их приоритезация, привлечение дополнительных ресурсов. Разработчик должен предложить варианты планирования, поддерживающие цели организации.

Эти варианты должны быть продуманы заранее. В процессе обсуждения не следует давать необдуманных оценок.

Нет комментариев

Посёлок Абонентного Ящика 001, вам на 1 10 января 2014

Уже известно, что спастись от смерти на виселице можно с помощью жижи и цацки. Давайте попробуем узнать, как лучше играть в другую игру — в города.

Правила можно прочитать в википедии: игроки по очереди называют города, каждый следующий начинается с последней буквы предыдущего. Там же предлагают стратегию:

По не до конца выясненным лингвистическим причинам многие города мира начинаются и/или заканчиваются на букву «А», в связи с чем можно предполагать, что выиграет игрок, знающий больше городов на эту букву (Анапа, Алушта, Аделаида и т. д.).

Для проверки этого утверждения потребуется список городов мира и немного кода на питоне.

Получение списка городов

Города — такая игра, в которую невозможно играть, не зная названий городов. Поэтому для анализа требуется словарь с городами на русском языке.

В интернете есть базы, которые в основном предназначены для использования на сайтах для указания города при регистрации. Но все они не понравились мне. Некоторые из них, обещая список полностью на русском языке, внезапно переходили на родной язык для городов из других стран. Для сайта это нормально, но играть в города так нельзя. А в остальных базах городов было слишком мало. Для проверки полноты я придумал «тест Аддис-Абебы», и ни одна из них его не прошла.

Пришлось вытаскивать названия из википедии. Там последней проблемы нет, и даже наоборот: уже на первой странице категории можно увидеть XVI Партсъезд и 25 км Железной Дороги Мончегорск-Оленья, а где-то дальше есть больше всего впечатливший меня Посёлок Абонентного Ящика 001. Но это не так страшно, удалить всегда можно.

И сразу же код.

import mwclient

def get_page_names():
    site = mwclient.Site('ru.wikipedia.org')
    category = site.Pages[u'Категория:Населённые пункты по алфавиту']
    return (page.name for page in category)

Для получения списка страниц категории будем обращаться к апи википедии, используя библиотеку mwclient.

def is_letter(c):
    return u'а' <= c.lower() <= u'я'


def starts_and_ends_with_letter(name):
    first = name[0]
    last = name[-1]
    return is_letter(first) and is_letter(last)

Так будем выбрасывать названия, которые начинаются или заканчиваются не на букву.

def remove_braces(name):
    return name.split('(')[0].strip()

Хорошее название для города придумать трудно, поэтому они иногда повторяются. В таких случаях в википедии пишут в скобках пояснение, о каком городе эта статья. Нас это не интересует, поэтому скобки и всё, что после них, будем обрезать.

def get_cities():
    used_cities = set()
    for name in get_page_names():
        city = remove_braces(name)
        if starts_and_ends_with_letter(city) and city not in used_cities:
            used_cities.add(city)
            yield city

Получим список городов, выбрасывая повторяющиеся и те, которые нам не подходят.

import codecs

with codecs.open('cities.txt', 'w', 'utf8') as f:
    for city in get_cities():
        f.write(city + '\n')

Этот список сохраним в файл.

Полностью скрипт получился таким.

Извлеченный словарь содержит 130 тысяч городов. В нем еще мог остаться какой-то единичный мусор, который общую картину менять не должен.

Анализ

В отличие от виселицы, где можно было полностью перебирать словарь, здесь так сделать не получится. Есть 130 тысяч вариантов первого хода, потом в среднем 4 тысячи вариантов второго, потом еще 4 тысячи третьего... Все эти числа надо перемножить, и в итоге получится совершенно астрономическое количество вариантов. Но самое обидное, что если даже получится построить оптимальные стратегии для всех игроков, они окажутся бесполезными для игры с другим словарем. А словари вообще у каждого человека разные. Поэтому самое полезное, что можно сделать, — вычислить букву, на которую стоит обратить особое внимание (как в википедии).

Начнем с упрощения модели. В названиях городов для нас значимыми являются только первая и последняя буквы. Так список из 130 тысяч городов уменьшается до маленького ориентированного графа. Вершинами его будут буквы, а ребро из x в y будет иметь вес, равный количеству названий, начинающихся с x и заканчивающимися на y.

Может быть, в графе уже можно решать полным перебором? Там же всего 30 вариантов начала, 30 вариантов второго хода, 30 вариантов третьего, четвертого, пятого, шестого... Нет, тоже многовато.

Просто сравнить сумму весов исходящих и входящих ребер? Если на какую-то букву начинается мало городов, а заканчивается ею много, то ее можно хорошо использовать против соперника. Но реальность игры в города сложнее: ведь надо учитывать, из каких вершин надо попадать в эту вершину, как попадать в них и так далее. Поэтому используем более хитрый алгоритм.

У каждой буквы будет рейтинг, который зависит от ее связей. Входящие ребра будут передавать часть рейтинга от вершины, из который они выходят, и часть этого рейтинга будет уходить дальше через исходящие ребра. Вычисляется такой рейтинг с помощью алгоритма PageRank, про который я однажды уже рассказывал.

Перейдем к коду.

def get_cities():
    with open('cities.txt') as f:
        for line in f:
            yield line.strip().decode('utf8').lower()

Достаем список городов из файла.

def get_edge(city):
    return city[0], city[-1]

Определяем функцию для получения из города ребра (то есть начальной и конечной вершин).

from collections import Counter

def get_weighted_edges(cities):
    counter = Counter(get_edge(city) for city in cities)
    return ((a, b, float(weight)) for (a, b), weight in counter.iteritems())

И еще одну, которая получает список городов и возвращает ребра в виде списка кортежей из начальной вершины, конечной вершины и веса. Здесь используется удобная способность контейнера Counter сразу же пересчитывать всё, что передается в него при инициализации.

import networkx as nx

def get_graph():
    cities = get_cities()
    edges = get_weighted_edges(cities)
    g = nx.DiGraph()
    g.add_weighted_edges_from(edges)
    return g

Создаем ориентированный граф из этих ребер с использованием уже известной библиотеки networkx.

def add_final_vertices(g):
    g.add_weighted_edges_from((v, v + u'_finish', 1.0) for v in g.nodes())

Пейджранки вершин будут показывать, насколько активно буква используется в процессе обычной игры. Чтобы оценить шансы каждой буквы завершить игру, создадим еще по одной вершине для каждой буквы, в которую будет идти ребро только из нее.

def evaluate_letters():
    g = get_graph()
    add_final_vertices(g)
    pr = nx.pagerank(g)

    for a, b in sorted(pr.items(), key=lambda x: x[1]):
        if a[1:] == '_finish':
            print a[0], b

Посчитаем пейджранки и выведем результат. Результат получился таким:

б 0.0047940481766
п 0.00479409201359
м 0.00479468124255
л 0.00479518712277
в 0.00479519556089
к 0.00479524573281
с 0.00479536849038
з 0.00479577419979
э 0.00479586689975
г 0.00479595151747
ч 0.00479598047734
д 0.00479609383531
т 0.00479638754244
ф 0.00479694481314
ш 0.00479694980713
х 0.0047970864409
ж 0.00479821870855
р 0.00479830237913
у 0.00480167551917
н 0.00480336443514
ю 0.00480600994751
ц 0.00480935947044
а 0.00480975757728
и 0.00481506621565
щ 0.00481612997918
о 0.00481980791183
я 0.00482062139306
е 0.00486013871912
й 0.00491924389476
ы 0.00593319978398
ь 0.0278309795176

Ой. Будем считать, что алгоритм прошел проверку на разумность: победил мягкий знак, на который некоторые города заканчиваются, но ни один не начинается. Поправим код, чтобы обрезать мягкий знак на конце слов. (А заодно и ы. Ыспарты и еще нескольких городов не достаточно, чтобы можно было нормально играть с ней.)

def get_edge(city):
    return city[0], city.strip(u'ъыь')[-1]


def get_weighted_edges(cities):
    counter = Counter(get_edge(city) for city in cities if not city.startswith(u'ы'))
    return [(a, b, float(weight)) for (a, b), weight in counter.iteritems()]

Полностью код выглядит так, и он выдал такой результат:

б 0.00450930556033
п 0.00450944258223
м 0.00451008313833
к 0.00451058888306
в 0.00451067983318
с 0.00451093647496
э 0.00451113552385
з 0.00451128722349
ч 0.00451135271873
г 0.00451146651546
д 0.0045119188442
х 0.00451228788221
т 0.00451237835021
ф 0.00451246102843
ш 0.0045125190597
л 0.00451323505599
ж 0.00451361765873
р 0.00451425487076
у 0.00451717313258
н 0.00451985073145
ю 0.00452106046281
а 0.0045266942414
щ 0.00453027578976
и 0.00453275391185
ц 0.00453579724983
о 0.00453796965795
я 0.00453843101065
е 0.00458125968474
й 0.00463979500792

Самой востребованной буквой оказалась й. На нее в использованном словаре заканчиваются 4093 слова, а начинаются с нее всего 187 слов.

Проблема длиннейшего сиритори

В ходе анализа я пытался найти чужие решения подобной задачи. За рубежом эта игра называется Geography и является частным случаем игры Word Chain. Но результаты нашлись только для японского названия — сиритори (не путать с упоротым авангардистом).

От него получила имя задача, которая называется проблемой длиннейшего сиритори: построить из заданного словаря как можно большую цепочку в соответствии с правилами игры. Есть несколько японских статей об этой задаче. Вот эта, например. Ничего, кроме абстракта не понятно, но по картинкам видно, что у них тоже какие-то графы.

К счастью, есть статья Даики Каваками (надеюсь, правильно транскрибировал) на английском, которая написана позднее и учитывает накопленный опыт по этому вопросу. Там предлагается интерактивный алгоритм, способный решить проблему длиннейшего сиритори.

Даики Каваками представляет словарь в виде такого же ориентированного графа, как у нас, а игру — как перемещение между вершинами с уменьшением веса использованного ребра на единицу. Решение задачи находится в процессе игры с использованием алгоритмов, называемых итераторами, которые оценивают текущее состояние и выбирают следующую вершину. В статье приводится три итератора:

  1. Первый выбирает вершину, в которую ведет самое тяжелое ребро.
  2. Второй выбирает вершину, для которой сумма исходящих весов максимальна (то есть заглядывает на один шаг вперед).
  3. Третий учитывает оба этих значения, складывая их с разными коэффициентами.

Все эти алгоритмы прогнали на японских словарях. Выяснилось, что второй итератор работает значительно лучше первого, а для третий выдает свой наилучший результат, когда коэффициент для веса ребра из текущей вершины в следующую равен нулю (то есть когда третий итератор выдает тот же результат, что и второй). В общем, победа второго итератора.

Полученная с его помощью цепочка содержала 50% словаря, тогда как более ранние методы могли покрыть словарь только на 46%. (Из этого почему-то сделали вывод, что проблему длиннейшего сиритори теперь можно считать решенной. Не очень понял, почему результат нельзя улучшить еще, заглядывая вперед на два шага, например, ну да ладно.)

Этот алгоритм предлагает самый альтруистичный вариант игры: ходить так, чтобы у соперника был максимальный выбор ходов. Нас же интересует противоположная стратегия, которую можно получить из этой. Начнем с реализации исходного алгоритма.

def get_out_weight(graph, vertex):
    return sum(d['weight'] for u, v, d in graph.out_edges(vertex, data=True))

Эта функция вычисляет вес всех ребер, исходящих из вершины.

def choose_next_vertex(graph, vertex):
    possible_moves = [n for n in graph.neighbors(vertex)
                        if graph[vertex][n]['weight'] > 0]
    if not possible_moves:
        return None
    scores = max((get_out_weight(graph, n), n) for n in possible_moves)
    return scores[1]

Эта функция выбирает следующую букву, используя алгоритм второго итератора.

def run_shiritori_algorithm():
    g = get_graph()
    current_letter = choice(g.nodes())
    i = 0
    while True:
        next_letter = choose_next_vertex(g, current_letter)
        if not next_letter:
            print current_letter, i
            break
        g[current_letter][next_letter]['weight'] -= 1
        i += 1
        current_letter = next_letter

И вот так происходит само моделирование: переходим от буквы к букве, пока не окажемся в тупике. Начальная буква выбирается случайно.

Независимо от начальной буквы, при каждом запуске у меня всё всегда заканчивалось на букве е с цепочкой из примерно 49 тысяч слов. Покрытие 38%.

Теперь изменим стратегию так, чтобы выбиралась вершина, из которой ходов меньше всего. Для этого нужно всего лишь заменить max на min в функции choose_next_vertex. Полностью код можно посмотреть здесь.

Тогда игра будет заканчиваться после 372–373 городов. В букве й, конечно. Судя по тому, что длина цепочки в два раза больше количества городов, начинающихся с й (чуть меньше за счет Йенбая и Йосвайняя), вся игра представляла собой танцы вокруг этой буквы. То есть ничего примечательного в таком результате нет. Интересно, могут ли быть графы, в которых проблема кратчайшего сиритори решается не так скучно.

Итог

Как и википедия, я не могу объяснить лингвистические причины, из-за которых названий на букву й так мало, кроме того, что ее вообще считают ущербной. Зато городов, которые заканчиваются ею, достаточно много благодаря множеству топонимов-прилагательных. Список из четырех тысяч названий, грепнутый из использованного словаря, я выложил сюда. Выберите оттуда штук двести городов, которые вам понравятся, и запомните до следующего раза, когда будете играть в города. Больше вам, скорее всего, не понадобится.

3 комментария

Cуммаризация с помощью TextRank 20 июня 2013

В марте интернеты бурно обсуждали покупку компанией «Yahoo!» сервиса «Summly». Купленное у семнадцатилетнего стартапера за тридцать миллионов долларов приложение для айфона показывает новости, автоматически создавая для них краткое изложение (саммари, если не по-русски).

Оценивая величину поднявшегося шума по поводу этой покупки и основателя сервиса Ника Д'Алоизио, который стал после неё одним из самых молодых «самодельных» миллионеров, говорили, что только пиар окупил бы вложения «Яху!». Но и сам суммаризатор как сервис кажется перспективным. Вполне соответствует тенденциям: распространяются мобильные устройства, с которых можно выходить в интернет, но сложно читать длинные статьи. Да и вообще длинные тексты читают всё реже. Наконец, есть смысл заняться технологиями автоматической суммаризации, потому что их еще есть куда улучшать.

Есть два основных подхода к созданию саммари: обобщение и извлечение. Обобщающие алгоритмы анализируют структуру текста, чтобы «понять», о чем он, а затем создают новый текст с основным содержанием. В общем, обобщение работает так, как делал бы живой человек. И хотя понятно, что за таким подходом будущее, сейчас подобные методы еще развиты слабо. Поэтому чаще применяются извлекающие алгоритмы, которые анализируют текст статистически, а потом выбирают из него наиболее важные куски.

Например, можно преобразовывать текст в граф. Тогда для определения самых важных вершин можно использовать алгоритмы ссылочного ранжирования вроде PageRank, который когда-то лег в основу Гугла. По связям между вершинами графа PageRank назначает каждой из них рейтинг, учитывая две вещи:

1) количество ребер, которые идут из других вершин,

2) рейтинг этих ребер.

Получается, что одни вершины «рекомендуют» другие, а сила рекомендации вычисляется рекурсивно на основе рейтингов вершин. При анализе текста вершинами могут быть или отдельные термины, или целые предложения. Первый вариант может применяться, если из текста надо извлечь ключевые слова. Для создания саммари лучше брать предложения полностью.

Связь между двумя предложениями будет определяться по количеству в них одинаковых слов. В отличие от оригинального PageRank, здесь надо учитывать вес ребер, который будет зависеть от этого количества. Тогда всё получается так же логично, как и для веб-страниц: одно предложение рекомендует другое, а самыми важными являются те, которые содержат информацию из нескольких других предложений.

Этот алгоритм, который называется TextRank, предложила в этой статье Рада Михальча (надеюсь, правильно транскрибировал). Статья довольно понятная, сам алгоритм несложный. Его можно реализовать на питоне примерно в тридцать строк, используя библиотеки nltk для работы с естественным языком и networkx для графов.

Примерно так.

from nltk.tokenize import sent_tokenize

sentences = sent_tokenize(text)

Разбиваем текст на предложения с помощью токенизатора из nltk.

from nltk.tokenize import RegexpTokenizer
from nltk.stem.snowball import RussianStemmer

tokenizer = RegexpTokenizer(r'\w+')
lmtzr = RussianStemmer()
words = [set(lmtzr.stem(word) for word in tokenizer.tokenize(sentence.lower()))
         for sentence in sentences]

Поделим эти предложения на слова регуляркой, выбрасывая пробелы и знаки препинания. Все слова обработаем стеммером, который обрезает суффиксы и окончания, чтобы одно и то же слово в разных формах выглядело одинаково. Выкинем повторяющиеся слова из предложений. После этого у нас есть список предложений, которые представлены в виде множества слов.

from itertools import combinations

pairs = combinations(range(len(sentences)), 2)
scores = [(i, j, similarity(words[i], words[j])) for i, j in pairs]

Для каждой пары предложений вычислим их похожесть.

def similarity(s1, s2):
    if not len(s1) or not len(s2):
        return 0.0
    return len(s1.intersection(s2))/(1.0 * (len(s1) + len(s2)))

В качестве меры похожести возьмем отношение количества одинаковых слов в предложениях к суммарной длине предложений. Кажется, это называется коэффициентом Сёренсена.

scores = filter(lambda x: x[2], scores)

Уберем пары, у которых нет ничего общего (похожесть равна нулю).

import networkx as nx

g = nx.Graph()
g.add_weighted_edges_from(scores)

Создадим граф. Вершинами в нем являются предложения (если точнее, то номера предложений в тексте), а ребра между ними имеют вес, равный похожести вершин, которым оно инцидентно.

pr = nx.pagerank(g)

Посчитаем пейджранки в этом графе.

result = sorted(((i, pr[i], s) for i, s in enumerate(sentences) if i in pr), 
                key=lambda x: pr[x[0]], reverse=True)

Результатом будет список предложений, отсортированный по их пейджранку.

Полностью код выглядит так:

from itertools import combinations
from nltk.tokenize import sent_tokenize, RegexpTokenizer
from nltk.stem.snowball import RussianStemmer
import networkx as nx

def similarity(s1, s2):
    if not len(s1) or not len(s2):
        return 0.0
    return len(s1.intersection(s2))/(1.0 * (len(s1) + len(s2)))

def textrank(text):
    sentences = sent_tokenize(text)
    tokenizer = RegexpTokenizer(r'\w+')
    lmtzr = RussianStemmer()
    words = [set(lmtzr.stem(word) for word in tokenizer.tokenize(sentence.lower()))
             for sentence in sentences]

    pairs = combinations(range(len(sentences)), 2)
    scores = [(i, j, similarity(words[i], words[j])) for i, j in pairs]
    scores = filter(lambda x: x[2], scores)

    g = nx.Graph()
    g.add_weighted_edges_from(scores)
    pr = nx.pagerank(g)

    return sorted(((i, pr[i], s) for i, s in enumerate(sentences) if i in pr),
                  key=lambda x: pr[x[0]], reverse=True)

def extract(text, n=5):
    tr = textrank(text)
    top_n = sorted(tr[:n])
    return ' '.join(x[2] for x in top_n)

Сразу же можно предложить несколько изменений:

  1. Не учитывать при определении похожести частые слова (например, предлоги, частицы), наличие которых в двух предложениях ничего не говорит о смысловой связи между ними.
  2. Попробовать вычислять коэффициент похожести другими способами, возможно, какие-то будут давать лучший результат.
  3. Использовать другой алгоритм ссылочного ранжирования (HITS, например).

Ну и понятно, что в реальной жизни работают более сложные методы. Текстранк предложения учитывается вместе с другими факторами — его положением в тексте, длиной, первым словом, количество имен собственных или еще какими-нибудь сложными фичами. Но тем не менее, уже такой суммаризатор дает интересный результат. Поиграться с моей версией можно здесь.

Вот, например, сюжет фильма «Иван Васильевич меняет профессию» из Википедии, ужатый до пяти предложений:

В присутствии управдома Ивана Васильевича Бунши Шурик испытывает машину на небольшой мощности, и стена между квартирами Шурика и Шпака исчезает. Увидев пришельцев и приняв их за демонов, Феофан убегает за стражей, а Иван Грозный пугается чёрной кошки и убегает в квартиру Шурика. На обеде Иван Васильевич Бунша заигрывает с миловидной Марфой Васильевной (супругой Ивана Грозного) и приходит в состояние алкогольного опьянения. Но, наконец, срабатывает починенная Шуриком машина времени и Иван Васильевич Бунша с Жоржем Милославским вбегают в свой XX век. Воспользовавшись суматохой, из машины «Скорой помощи» выбегает Иван Грозный и бежит в квартиру к Шурику, который снова запускает свою машину.

Хорошо работает c новостями. Так выглядит саммари новости «В Москве и Белгороде разрешили правый поворот на „красный“»:

Российская Госавтоинспекция запустила эксперимент, в рамках которого поворот направо на запрещающий сигнал светофора будет разрешен на некоторых перекрестках Москвы и Белгорода. В Москве эксперимент был запущен в 13:00 на шести перекрестках. На светофорах на перекрестках, участвующих в эксперименте, установлен представленный ранее знак в виде зеленой стрелки, указывающей направо. Перед въездом на перекрестки также расположены щиты, сообщающие о проведении эксперимента. Инициатива о разрешении поворота направо на «красный» была впервые предложена в 2011 году.

6 комментариев

Конспект курса по сонграйтингу 7 мая 2013

В марте на Курсере начался курс по сонграйтингу, который вёл Пэт Паттисон, профессор музыкального колледжа Беркли. До этого я проходил только технические курсы, это был первый чуть более гуманитарный курс, на который я записался.

Курс длился шесть недель. Каждую неделю выкладывали от одного до трех часов видеолекций, на которых Пэт Паттисон рассказывал новый материал. К каждой лекции прилагалось несколько тестов и практическое задание. Самое большое отличие от технических предметов было именно в практике. На курсах, связанных с программированием, обычно надо было писать программы, которые потом проверялись автоматическими чекерами. А здесь задания были менее формальными — нужно было писать песни, придумывать идеи для них, анализировать уже написанные песни. Поэтому в проверке заданий участвовали сами студенты. Каждый должен был не только выполнить задание, но еще и проверить работы у пяти других человек и выставить им оценки.

Для меня эти задания оказались адовым кошмаром. Мало того, что нужно было писать песни, писать их обязательно надо было на английском. Делал я что-то, кажется, жуткое, но в итоге справился и (не выполнив, правда, два последних домашних задания) даже получил сертификат об окончании. Записываясь на курс, я ожидал, что будет больше музыки, чем текстов. Но даже и так лекции были интересными. Дальше я попробую пересказать основные мысли.

Донни и Донна

Курс начинается с очень эмоциональной истории о том, как невеста парня по имени Донни внезапно сообщает ему, что она должна уехать от него в Марракеш. Донни выскакивает из-за стола, за которым он сидел, и начинает петь. С помощью песни он должен выразить свою позицию, передать какое-то сообщение — «Ох, это грустно», «Я буду ждать», «Ну и ладно» или что-то еще. Так мы подходим к тому, что для любой песни нужно продумать подобный бэкграунд, ответив на три вопроса:

  1. Кто говорит?
  2. Кому он или она это говорит?
  3. По какой причине?

Три блока

Три блока — это крутая идея, которую можно применить не только для написания песен.

Три блока

Предположим, у нас есть какая-то мысль, которую мы хотим высказать в песне. При этом одна из задач писателя — не дать слушателю заскучать. Поэтому нельзя вываливать всю свою идею в первом же куплете, а потом повторять её остаток песни. Нужно раскрывать мысль постепенно, начав издалека в первом куплете, добавив деталей во втором и окончательно оформив мысль в третьем. Это и есть те три блока, нарисованные на картинке: первый маленький, второй чуть побольше, потому что он должен содержать в себе первый блок и дополнения к нему, и третий — самый большой.

Другими словами, простую мысль можно высказать внушительно, если разделить ее на три вложенных тезиса, каждый из которых раскрывает её немного больше предыдущего, а затем каждый тезис расписать на несколько строк. Не обязательно делать именно так. В течение всего курса лектор напоминает, что то, о чем он говорит — это не правила, а просто инструменты, которые делают жизнь песенника легче. Вот здесь, например, авторы воспользовались этим инструментом.

Или вот еще.

Шесть друзей

Структуру, появившуюся в блоках, нужно заполнять более мелкими деталями. Паттисон говорит, что за помощью в этом, нужно обратиться к шести друзьям. Но поскольку у людей, которые смотрят онлайн-курсы по сонграйтингу, вряд ли есть шесть друзей, (хотя для тех, кто проходит курсы по машинному обучению, вероятность этого должна быть еще меньше) он предлагает взять вместо них следующие вопросы:

  1. Кто?
  2. Что?
  3. Когда?
  4. Где?
  5. Почему?
  6. Как?

Эти вопросы должны стать друзьями автора, который хочет создать у слушателя полноценную картину того, что происходит в песне.

Просодия

Спускаясь к еще более конкретным вещам вроде рифм и ударений, преподаватель приводит к нас концепции просодии. Несмотря на то, что никаких правил нет, а есть только инструменты, просодия настолько соответствует здравому смыслу, что ее можно считать правилом. Идея просодии (которую придумал, кажется, Аристотель) состоит в том, что все компоненты песни должны совместно работать на передачу общего смысла, главной эмоции. И это действительно логично, зачем в песне быть чему-то, что в ней неуместно? Эта концепция тоже хорошо применима не только в сонграйтинге, но и в чем угодно.

При этом трудно понять, действительно ли все детали выражают нашу сложную эмоцию. Поэтому, работая с ними, эмоцию нужно упростить до стабильности или нестабильности. Нестабильность — это ощущение того, что что-то не так, чего-то не хватает. Стабильность — обратное ощущение, всё ок. С таким разделением можно подойти к пяти основным композиционным элементам:

  1. Количество строк.
  2. Длины строк.
  3. Схема рифмовки.
  4. Тип рифм.
  5. Ритм строк.

Количество строк

В любой строфе, в любом куплете или припеве обязательно будет какое-то количество строк. Оно может быть четным или нечетным. Четное число строк вызывает ощущение стабильности, а нечетное — ощущение несбалансированности, неразрешенности, необходимости движения вперёд, в общем, нестабильности. Как в куплете этой песни.

В песнях есть «спотлайты» — места, которые оказываются под смысловым ударением, обращают на себя большее внимание. В строфе с четным количеством строк этими местами будут строки с четными номерами, которые уравновешивают предыдущую. В строфе с нечетным числом строк наибольшее внимание будет привлечено к последней, «торчащей» строке.

Длины строк

Важны не длины сами по себе, а как они соответствуют в парах строк. Длины двух строк могут либо совпадать, либо не совпадать. Первый случай чувствуется стабильно, а другой делится еще на два. Если вторая строка короче первой, это вызывает ощущение нестабильности, необходимости двигаться дальше. Если вторая строка длиннее, то это чувствуется уже менее нестабильно, но создает «освещение» над выступающей частью строки.

Схема рифмовки

Самая стабильная схема рифмовки, которая только может быть, — это две рифмующиеся строки совпадающей длины. Такое двустишие (по-английски его называют couplet) — это минимальная стабильная единица. Можно составлять песни, цепляя двустишия друг за другом, но это будет вызывать после каждого из них чувство остановки: всё устойчиво, дальше идти уже не нужно.

Менее стабильный вариант — это строфа со схемой ABAB. Здесь завершенность ощущается уже меньше и только после четвертой строки.

И самый нестабильный вариант — ABBA. После него никакой завершенности уже не чувствуется. Хочется добавить еще две строки и получить ABBABB или хотя бы ABBACC, чтобы создать равновесие, которого нет.

Тип рифмы

Есть несколько типов рифмы, различающиеся по степени стабильности. Рассмотрим их в порядке от более стабильных к менее стабильным.

Самой стабильной и разрешенной является точная рифма. Точную рифму характеризуют три вещи. Во-первых, гласные звуки в рифмующихся слогах совпадают. Во-вторых, следующие за гласными звуками согласные, если они есть, тоже одинаковы. В-третьих, рифмующиеся слоги начинаются по-разному. Без последнего условия получается не рифма, а просто повторение. Оно не создает никакого напряжения, которое требуется разрешить.

Следующий вид рифм, который лектор называет «семейными рифмами», основывается на группировании согласных звуков.

Согласные звуки можно разделить на группы по способу их образования. Взрывные согласные создаются за счёт того, что поток воздуха из легких во рту блокируется смычкой, а потом смычка резко размыкается. Этой смычкой могут быть губы ([p]), передняя часть языка ([t]), задняя часть языка ([k]). Звуки [p], [t] и [k] создаются без участия голосовых связок. Поэтому они называются глухими. Если при их образовании задействовать голосовые связки, то получатся соответственно звонкие [b], [d] и [g].

Для семейной рифмы должны выполняться первое и третье условие точной рифмы, а второе заменяется другим: согласные могут быть разными, но они должны иметь схожий способ образования. Как шесть вышеупомянутых звуков. Семейная рифма уже не так стабильна, как точная.

Другие группы согласных звуков: фрикативные, образующиеся за счёт того, что артикуляторы подходят близко друг к другу, но не смыкаются полностью (например, [s], [z], [v], [f]); носовые, которые производятся с движением воздуха через нос, а не через рот (например, [m], [n]).

Семейная рифма

Боковые звуки (вроде [l] и [r]) тоже образуются родственно, но сами звуки не настолько похожи, чтобы один из них можно было использовать в рифме вместо другого.

Кроме того, некоторые слова не подходят под категорию семейных рифм просто потому, что они оканчиваются не на согласную. Их можно использовать для усечённых рифм, которые бывают добавляющими и отнимающими. Добавляющая рифма образуется парой слов, второе из которых имеет в конце согласную, которой нет в первом. Как и в случае с длинной строк, это придает немного больший вес второму слову. Отнимающая рифма — это то же самое, только наоборот: второе слово не содержит согласной на конце, которая есть в первом.

Гласная рифма: в рифмующихся слогах одинаковы только гласные звуки, а последующие согласные уже не совпадают и даже относятся к разным семьям. Это не похоже на полноценную рифму — что-то общее есть, но чувства завершенности не возникает. Поэтому гласная рифма звучит нестабильно.

Согласная рифма — это самая слабая звуковая связь, воспринимаемая еще нестабильнее. В слогах, рифмующихся так, совпадают только согласные на конце. Как в friend и wind в этой песне.

Ритм

Основная мысль по поводу ритма, которую хочет донести лектор, в том, что надо сохранять естественную форму языка. Не растягивать безударные слоги. Не делать ударений на союзах и других служебных словах. Не разрывать фразу там, где не делают паузы в обычной речи. В эту лекцию была включена видеозапись с занятия, на котором какая-то девушка поёт свою песню, а Паттисон говорит ей всякие вещи вроде: «Не отрывай предлог от слов, к которым он относится». Она поет по-другому, и действительно, получается лучше. Вот кусок этого занятия.

Работа над песней

Наконец, разобравшись со всеми этими вещами, лектор рассказывает о том, как вообще организовать творческий процесс. Он предлагает, определившись с идеей и заголовком песни, создать «рабочий лист», который будет помогать в работе над ней. Методом «рабочего листа» для поиска идей в процессе написания пользуется, например, американский композитор Стивен Сондхайм. (А кроме того, в фильме «Восьмая миля» с Эминемом в какой-то момент видно, что он тоже составляет такой лист.)

Суть этого метода в том, чтобы выписать куда-то список основных понятий, связанных с идеей песни. Затем нужно взять словарь рифм, чтобы посмотреть, какие рифмы для них есть в словаре, и подумать, какая может быть связь между понятием и рифмой к нему. В процессе этого и появляются новые мысли по поводу песни. Из этих мыслей нужно вытаскивать новые слова и записывать их на тот же самый лист.

Таким образом, происходит просто случайный поиск идей, мозговой штурм с применением словаря рифм. Суть использования именно его в том, что идеи сразу будут иметь фонетическую связь. Не нужно будет думать: «Ага, у меня есть две строки, как бы мне теперь их прицепить одну к другой?»

Можно будет спокойно решать другие вопросы: как распределить идею по блокам, в каких обстоятельствах происходит действие песни, как добиться того, чтобы все композиционные совместно работали на передачу слушателю главной мысли, основного настроения песни.

4 комментария
← Раньше